Старость — время получать по счетам
Отношения с пожилыми родственниками
Автор статьи Ирина Млодик
Что такое старость? Это, если повезёт и всё позитивно сложится, неизбежная часть нашей жизни. Ведь если нам случилось состариться — значит, нам хватило сил и желания жить, мы не умерли молодыми. Между тем далеко не все радуются возможности состариться — для большинства людей старость ассоциируется с болезнями, бессилием, беспомощностью, бедностью и зависимостью от помощи других людей. Поэтому многие вытесняют идею старости как таковую. Тем более что подкрадывается она, как правило, неуклонно, но незаметно.



Тот, кто помнит о старости и готовится к ней:

– откладывает средства, для того чтобы в старости быть финансово независимым и не испытывать серьёзных ограничений и лишений;

– вкладывается в своё здоровье, в профилактику, чтобы как можно дольше сохранять бодрость, подвижность, активность и независимость;

– создаёт и бережёт самые разные отношения — с супругами, детьми, друзьями, — чтобы в старости не быть одиноким;

– сохраняет и поддерживает интерес к жизни, чтобы сохранять актуальный жизненный смысл и вовлечённость.



Тот, кто отрицает старость, не думает о ней:

– живёт настоящим временем, тратя всё заработанное или отдавая его детям и внукам, видимо, ожидая, что в старости те будут финансово отвечать за престарелых родителей;

– не обращает внимания на убывание жизненных сил, на возрастное снижение возможностей и жизненного ресурса, начинает болеть сильно, внезапно, с серьёзными последствиями для собственного образа жизни и жизни своих близких;

– легко разрывает значимые связи, пестуя свою обиду, раздражение или недовольство, не думая о предстоящем одиночестве, перекладывая при этом ответственность за него на тех членов семьи, которые соглашаются посвящать свою жизнь престарелым родственникам;

– внезапно для самого себя обнаруживает невозможность что-то изменить в своей жизни, прожить её по-другому, поэтому в основном сетует, проявляет недовольство, брюзжит и ругает молодых, у которых ещё много энергии и возможностей.



Нам важно понимать, что наша старость — это прежде всего наша забота, а не чья-то ещё. Поскольку это всего лишь один из этапов нашей жизни, и то, каким он будет, — наша ответственность и наши вложения, которые начинаются с молодости, продолжаются в зрелости, а, собственно, к старости уже приходит пора «получать по жизненным счетам».


Исходя из этого, вырастающим детям важно не брать на себя избыточную ответственность за качество жизни престарелых родителей, потому что забота об этом качестве находится в зоне ответственности самих родителей.


Бытует мнение, что если родители нам дали жизнь, то мы пожизненно что-то должны им в ответ. И безответственный родитель взамен потребует не что-то, а саму жизнь выросшего ребёнка. Важно осознавать, что дети не решают вопрос, родиться им или нет, его принимают родители, и, решая дать детям жизнь, они берут и ответственность за то, чтобы эту жизнь обеспечить до тех пор, пока дети не повзрослеют. В каком-то смысле жизнь, данная детям, — безвозмездный дар.


Родителями мы становимся добровольно и желательно осознанно. Мы отдаём нашим детям свои силы, чувства, время, наше участие и заботу для того, чтобы они выросли и смогли всё это отдавать дальше — своим детям. А не для того, чтобы, развернувшись к нам, они стали пестовать нашу старость, вместо того чтобы растить своих детей.


По закону мы, дети, с 18 лет обязаны заботиться о родителе, оставшемся без средств к существованию. Государство можно понять: его социальная политика не предусматривает должный уход за теми, кто по каким-то причинам не позаботился о себе. И поэтому перекладывает ответственность на детей. Но если ребёнок рос с родителем-алкоголиком, например, который не только не давал ему тепла, поддержки, заботы, но и бил, унижал и просто забывал кормить, такой пьющий родитель легко может лишиться средств к существованию ввиду его такого образа жизни, и его ребёнок с 18 лет обязан его содержать, вместо того чтобы учиться и строить свою жизнь. На мой взгляд, это безответственно и несправедливо. Хотя часто дети таких родителей заботятся о них в надежде получить всё же от родителей хоть что-то позитивное: признание, заботу, благодарность.


Если нам давали любовь, внимание, участие и поддержку, мы не должны, а хотим отдать её нашим стареющим родителям. Не потому, что нас заставляет закон или чувство вины, а просто потому, что мы, действительно, благодарны и готовы участвовать в жизни наших стариков в меру своих возможностей.


Одна из самых распространённых, но сложных схем в отношениях со взрослыми детьми и их родителями — слиятельная схема. Её особенность состоит в том, что в процессе жизни не были определены и заданы границы между семьями. Старшее поколение упоённо вмешивалось в дела молодой семьи, замещая поиски собственного смысла делами и заботами молодых. Молодая семья соглашалась на это, потому что наличие бабушек и дедушек, вплотную занимающихся внуками, избавляло их от большей части родительских обязанностей. Такая нечёткая граница между двумя-тремя поколениями создавала ощущение общего участия, в сложных обстоятельствах позволяла выжить, справиться с жизненными задачами. Но нечёткие границы между семьями задавали и нечёткое разделение ответственности. И часто детям в таких семьях непросто понять, что же теперь они должны или не должны собственным престарелым родителям. К тому же за время, пока росли внуки, родители не успели сориентироваться в том, чем же им заняться, здоровье подсело, силы уходят. При этом отдельно от семейных проблем и задач пожилые родители себя и не мыслят. В такой семье со временем будет накапливаться всё больше обид, чувства вины, ожиданий и претензий между всеми участниками большой семьи. Уровень связанности и зависимости будет в такой семье значительно выше, так же как и уровень инфантильности и неудовлетворённости жизнью.


Семья, выстроенная на основе более чётких границ, будет делать всех участников более ответственными именно за свою жизнь, роль, бюджет, силы и смыслы. В ней меньше ожиданий негласной взаимопомощи, больше прямых просьб и отказов, больше уважения к жизненным планам и жизненным ценностям другого. В такой семье создаётся больше возможностей для того, чтобы выстраивать именно свою жизнь, подключаясь к проблемам другого тогда и настолько, насколько это возможно и требуется. В таких семьях значительно меньше обид и вины, потому что есть уважение и готовность помогать, если попросят, а не терпеть или не навязывать помощь. Меньше негласного, больше проговорённого.


Одна из самых дисфункциональных моделей — когда невзрослый родитель рожает детей для того, чтобы самому стать им детьми. И ещё задолго до настоящей старости вручает самого себя заботам своих не всегда даже до конца подросших детей. Такие родители достаточно регулярно и масштабно манипулируют детской виной, долгом, своими болезнями, их страхом потерять родителя, постоянно обвиняют, жалуются, стыдят. Детям таких родителей почти не представляется возможность выстроить свою жизнь. Они всё время служат всем, кто решит эксплуатировать их вину и невротичную готовность за всё отвечать.


У каждого типа семьи будут свои сложности и особенности взаимодействия со стареющими родителями. Вам выбирать, какой будет ваша модель.




Итак, самые распространённые, на мой взгляд, заблуждения насчёт пожилых родителей:

– их нужно беречь от нагрузки, в том числе физической и эмоциональной. Но любой врач скажет, что людям, даже пожилым, нужно регулярное движение, потому что посильная тренировка чего бы то ни было позволяет дольше сохранять функциональность. Часто, уберегая их «больное сердце», мы уберегаем их и от жизни, от проживания, в которое им важно быть включёнными. Излишнее оберегание инфантилизирует и инвалидизирует.

– мы им должны что-то возвращать. Хорошо бы, чтобы мы хотели, а не должны. А это происходит, если нам действительно дали. Часто дети испытывают вину, если не могут любить своих престарелых родителей так, как те хотели бы. Но невозможно возвращать то, что вам не дали. Если же вас, действительно, щедро наградили, совершенно естественным образом хочется поделиться.

– мы должны отвечать за качество их жизни в старости. Часто нам хочется что-то сделать для родителей, чтобы облегчить их старость. Но мы не можем за них найти смыслы, избавить их от одиночества, болезней и смерти. Мы можем звонить, писать, приезжать, покупать лекарства, интересоваться здоровьем. Но спасти не можем. Более того, вправе ждать от них более ответственного отношения к своему здоровью и жизни, поскольку мы бессознательно берём с них пример. Ведь и нас когда-то ждет старость. Кто же, кроме родителя, будет для нас примером? Ведь они именно те, что опережают нас на поколенческие десятилетия, те, кто делится с нами своим опытом.

– они уже старые, ригидные и никогда не изменятся. На самом деле никогда не поздно стать ответственным, хорошим родителем. В нашей власти объяснить им то, что нам от них нужно. Даже если это всего лишь способность справляться со своей старостью и не быть нам обузой или тем, от кого мы должны постоянно защищаться в надежде заиметь собственную, свободную от их контроля жизнь.


Мы всегда их дети. Они всегда должны помнить о том, что являются для нас своего рода образцом. И если в старости родители сохраняют ответственную позицию в этом, помнят о своей важной роли, они получают много уважения, признательности, благодарности и искренней заботы от своих выросших детей. И всем от этого хорошо.