Подростковая депрессия

Как диагностировать? Что предпринять?

Автор статьи Ирина Млодик
Если возраст вашего ребёнка приближается к 12 годам и вы вдруг перестали его узнавать, то вас ждут три-четыре нелёгких, но очень важных года вместе. Зато в это время вам предстоит знакомиться с новым взрослым в вашей семье. И для того, чтобы взрослый в этом человеке мог народиться, со многим из детского ему придётся расстаться. А это означает, что прежние модели вашего взаимодействия тоже будут пересмотрены: послушного вашей воле ребёнка вы теперь будете видеть очень редко.


Одна из четырёх важнейших психологических задач подросткового возраста — сепарационная. Умирание детских моделей реагирования и появление взрослых реакций и моделей. Всё это, впрочем, произойдёт не за один день и даже не за один год. Вашему ребёнку понадобится несколько переходных лет, чтобы освоить новую взрослую роль, и эти годы будут как для вас, так и для него совершенно естественным образом непростыми.


Процесс взросления ребёнка, его отделение от семейных традиций и представлений часто воспринимается родителями с тревогой, страхом или возмущением. У некоторых взрослых создаётся ощущение, что они теряют своего замечательного ребёнка навсегда, у многих — что они окончательно теряют контроль над ним и возможность на него влиять. В каком-то смысле это так и есть. Ребёнок вынужден отказываться от того, что ему транслировали родители, потому что ему предстоит перестать быть ребёнком. Ведь подростку, будущему взрослому, важно создавать собственные опоры, основаниями для которых будут его индивидуальные представления, — вот поэтому в подростковом возрасте так видоизменяется поведение детей: достаточно внезапно в их проявлениях появляются протест и агрессия на почти любые проявления, исходящие из мира взрослых.


Без проявления агрессии психологически невозможно отделиться от прежнего, чтобы сформировать своё, потому что именно агрессия, как разделяющая энергия, нужна для того, чтобы обрести своё, отделившись от того, что было достаточно слитым. Поэтому, если у вашего ребёнка появились протестные проявления, непослушание, взрывные реакции, а иногда — заторможенность и задумчивость, он начинает регулярно качать права, настаивать на своём, критикует ваши представления, не всегда при этом в состоянии обозначить и описать свои, ему становится важным мнение кого угодно, только не ваше, — то поздравляем вас: вы, как родитель, всё сделали правильно, и ваш ребёнок вошёл в подростковый кризис. Вот теперь просто несколько лет держитесь, дышите.


Пробуйте принимать протестные явления подростка как естественные, но корректируйте ребёнка, если его агрессия будет принимать не подобающую ситуации форму (грубость, хамство, унижение, физическая агрессия). В этом возрасте протест является нормой и знаком того, что кризис, как естественный возрастной процесс, в течение которого что-то старое должно уйти, а новое — появиться, происходит, и это означает, что всё идёт по природой предусмотренному плану.


Но если вам кажется, что никакого подросткового кризиса у вашего ребёнка нет, он чинно сидит за уроками, ни с кем не встречается, не болтает по телефону, не проводит время в соцсетях и послушно делает всё, что вы скажете, то не торопитесь радоваться: возможно, ваш ребёнок не вошёл в подростковый кризис, что является отставанием в его психологическом развитии, либо у него депрессия.


Подростковая депрессия иногда, впрочем, может быть естественным сопровождением подросткового кризиса.



Всё проявляется в рамках относительной подростковой нормы (иногда кризис протекает не бурно, а депрессивно), если:

– по каким-то причинам в вашей семье нельзя проявлять агрессию, в том числе протестную. Но агрессия чаще всего всё равно есть, просто она в этом случае переходит в пассивные формы, в том числе в пассивно-депрессивные.

– по каким-то причинам ребёнок не может отпустить, попрощаться. Ведь в этом возрасте он прощается с детством, уходят особенные возможности, которые оно даёт. И если в детстве было недополучено из положенного по возрасту, то отпустить это сложно, безотчётная печаль и подавленное настроение могут окрашивать настроение подростка.

– естественная в этом возрасте неуверенность в себе, переживания по поводу своего места в коллективе, касательно любви, дружбы, успеха, красоты, популярности часто добавляют подростку мрачных красок в его переживания;

– гормональные бури, активный физический рост, постоянные внешние и внутренние изменения — их так трудно перерабатывать и принимать, к ним трудно привыкнуть, а ведь ещё надо как-то учиться и радовать своих взрослых, утешать их своими хорошими оценками и уверенностью в замечательном будущем (которой чаще всего у подростков нет и в помине). Всё это отнимает силы, создаёт усталость, апатию и не всегда позитивный эмоциональный фон.



Такие состояния естественны и неопасны:

– если у подростка есть друзья, с которыми можно обсудить все печали, события, переживания и тревоги;

– если отношения родителей и подростка, даже при наличии естественных в этом возрасте сложностей, остаются хотя бы минимально доверительными, уважительными, принимающими. Сохраняется понимание того, что ребёнок учится в данный сложный период не только в школе и не столько в ней, сколько осваивается в новой взрослой роли, и может освоиться, вероятно, не сразу;

– если подросток чаще слышит слова поддержки и веры в него, по необходимости ему ставятся границы, выдвигаются разумные требования, родитель терпелив и оптимистично смотрит на возможности подростка сформировать взрослую способность решать и брать ответственность за решения.



Когда надо забить тревогу:

– если ваш подросток не стремится общаться с друзьями или сверстниками или хочет общаться, но испытывает серьёзные затруднения в этом, или вы, как родители, по каким-то причинам препятствуете регулярному общению;

– если его поведение значительно видоизменилось, ушли прежние увлечения, появились чрезмерные реакции на простые ситуации, нарушился сон, аппетит, появились подавленность и апатия, сильно ухудшилась школьная успеваемость;

– если вы потеряли с ним эмоциональный контакт, хотя бы минимальное взаимопонимание, вы совсем не понимаете, чем он живёт, о чём думает, с кем дружит;

– если вы предъявляете к нему слишком жёсткие требования касательно дисциплины, учёбы, успехов, если вы постоянно им недовольны и слишком критичны, постоянно фокусируетесь лишь на его недостатках и промахах;

– если депрессия является симптомом и началом развития психического заболевания (это, впрочем, может определить только врач-психоневролог или психиатр).



Подростковая депрессия — явление частое, но небезобидное. Подростки нуждаются минимально хотя бы во внимательном родителе, способном отодвинуть свои тревожные ожидания насчёт будущего своего взрослеющего ребёнка и быть рядом, будучи готовым услышать и помочь, постаравшись принять субъективную реальность подростка. В некоторых случаях, описанных выше, может понадобиться помощь специалистов: психолога или подросткового психоневролога. Незамеченная и упущенная депрессия может привести к подростковому суициду.


Сейчас принято связывать подростковые суициды с модой, с группами в соцсетях и другими социальными явлениями, но родителям стоило бы знать, что предвестниками и причинами суицидов являются отчаяние и одиночество, невозможность разделить эмоциональный жизненный тупик, в который попадает ещё не очень взрослый ребёнок, оказавшийся без друзей и возможности с кем-то поделиться, поговорить.



Для профилактики серьёзных депрессий и подростковых суицидов важно помнить, что:

– подростки, при внешне независимом и даже циничном поведении, — существа чрезвычайно восприимчивые и ранимые;

– они часто жаждут взрослого уважения и признания, но не всегда способны транслировать это же самое в ответ;

– отчаянно желают, чтобы их поняли, при этом часто не способны рассказать о себе, описать то, что происходит в их видоизменяющейся психике;

– быть подростком — это совсем непросто, но сообщество таких же, друзей, одноклассников, сверстников в значительной мере помогает пережить кризис, поэтому общение подростку насущно необходимо;

– быть родителем подростка — тоже «не сахар», но всё же, кроме нас, уже давно перешагнувших этот порог, ему некому помочь в его взрослом становлении. Если вам трудно реагировать на своего подростка адекватно, ищите других адекватных взрослых в вашем окружении, способных держать хороший эмоциональный контакт с вашим подростком.

– чем больше вы будете видеть в нём нарождающегося взрослого (а если не видите, то хотя бы верьте, что он есть, ваш ребёнок же — ваше продолжение, и если вы им стали, то почему же у него не получится), тем легче ему будет справляться со своим кризисом;

– если вам, как родителям подростка, самим очень тяжело (а при сепарации у родителя обычно тоже очень много чувств), обращайтесь за помощью к специалистам и друзьям, помогайте друг другу (когда папа выходит из себя, мама может спасать положение, и наоборот);

– если вы теряете веру в своего ребёнка, спросите о нём у общих знакомых — наверняка они расскажут вам о нём много хорошего, что позволит вам видеть его не так однобоко (только со стороны его недостатков и проблем).


Любой взрослый может поддержать подростка, если проявит хотя бы немного внимания и участия к этому не такому уж опытному, но смелому человеку, оставившему позади мир своего детства и осуществляющему этот великий переход к его новой взрослой земле.